lebedinsky2 wrote in mediclife

Categories:

Миф о пандемии и система Семашко

На днях директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге сделал любопытное заявление относительно «пандемии» коронавируса. Суть заявления состоит в том, что проблема не сколько в самом вирусе, сколько в неспособности медицины эффективно с ним бороться…

«Мы должны научиться жить с вирусом. Как только наша система здравоохранения не будет перегружена из-за госпитализации и смерти от Covid-19, то есть будет возможность предоставлять те услуги, которые предоставлялись ранее, пандемия, возможно, превратится в эндемию», – заявил Клюге. 

По сути, чиновник ВОЗ впервые признал, что дело не в опасности возбудителя, а в неспособности здравоохранения справляться с возбуждаемым им заболеванием.

К примеру, для классической эпидемиологии чума – особо опасная инфекция. В случае хотя бы единичного заболевания ею объявляется не «локдаун», а настоящий карантин с полным запретом всех видов сообщения с районом вспышки; используются армейские подразделения с правом применения оружия; лицам, проживающим в очаге заражения, начинают давать антибиотики и так далее.

А то, что происходит последние два года – с сохранением железнодорожного, морского, авиационного сообщения между странами и внутри стран, это не карантин, это жалкая пародия на него. Такой же пародией на смертельно опасную инфекцию (в сравнении, например, с чумой) выглядит и коронавирус, когда смотришь на невероятную путаницу со статистикой по ковиду, особенно в сравнении со статистикой по другим заболеваниям. ВОЗ пугает 3,5% смертности при ковиде, но ведь при обычном воспалении легких смертность тоже доходит до 3-3,5%! И без душераздирающих криков из больничных палат и реанимаций, без девятого вала ежедневных теленовостей о «страшной болезни». 

*** 

Вернемся к заявлению директора Европейского регионального бюро ВОЗ. Его слова о том, что «пандемия» может оказаться эндемией, промелькнули и исчезли. А напрасно! Разница между пандемией и эндемией огромна! Если пандемия – это высшая степень эпидемии, распространившаяся на несколько континентов (в пределе на весь мир), то эндемия – инфекционное заболевание, распространение которого ограничено одной страной или местностью, и потому привычное.

Интересно, какую страну господин Клюге и его начальники отобрали для объявления об «эндемии»? Ведь вряд ли ВОЗ просто сообщит, что «пандемия» оказалась эндемией, особенно на фоне «перегрузки национальных систем здравоохранения». Да и как этим системам не быть перегруженными, если говорить о «передовой» западной модели?

Взять британскую «семейную медицину», где число принимаемых «семейными врачами» пациентов строго регламентировано. Направления на обычный анализ крови даже после осмотра «семейником» англичанин тоже может ждать до 10 дней, а плановой госпитализации и того больше. Осмотра онколога – до 8 месяцев, из-за этого по официальной статистике треть больных раком толстой кишки становятся «неоперабельными» к моменту осмотра специалистом! 

Такая модель настроена на работу по схеме «первые 10 дней несложные больные большей частью выздоровеют сами, а остальными мы займёмся более серьезно». И в случае вспышек инфекционных заболеваний такие системы оказываются неработающими. Западные клиники, вообще, на борьбу с тяжелыми инфекциями не заточены – их цель получение прибыли от пациентов. А прибыль достигается за счет предоставления высокотехнологических методик лечения соматических заболеваний (инфарктов, инсультов, рака, болезней позвоночника). Этими болезнями население болеет всегда. А вот тем или иным ОРВИ – эпизодически.

Из всех экономически развитых стран сравнимую с советской обеспеченностью койками сохранили на сегодняшний день лишь Япония и Южная Корея – 13.05 и 12.27 на 1000 человек населения. Германия, правда, от России (8.05) отстала недалеко (8.0), но уже во Франции этот показатель меньше – 7, в Швейцарии – 4,53, Израиле – 3,02, а в США – всего 2,77 койки на 1000 человек населения! 

Это притом, что коммерческая составляющая лечебного процесса заставляет поддерживать «оборот койки» (среднее время пребывания на ней одного больного) на уровне всего нескольких дней, даже в хирургических отделениях! А ведь иных больных за несколько дней домой не выпишешь… Стоит ли удивляться, что при лавинном росте необходимости в госпитализациях руководство «передовых» систем здравоохранения начинает действовать панически – открывать «ковид-госпитали» в спортзалах и прочих не приспособленных для этого местах? 

Да что говорить о стационарном лечении ковид-пациентов, если и с амбулаторным этапом в этих «передовых» странах вызвать на дом доктора, как в СССР, а ныне в России, либо невозможно, либо очень сложно. В период эпидемии и подавно.

В Советском Союзе во время вспышек того же гриппа к обслуживанию первичных вызовов лихорадящих больных органы здравоохранения широко привлекали студентов старших курсов мединститутов. Но это в нашей стране, а в большинстве стран Запада студенты медицинских вузов во время обучения не видят больных вообще, изучая болезни лишь по пособиям! Это не советская Россия, где участковый терапевт или семейный врач приходили на вызов в тот же день, обследуя, выслушивая сердце и легкие, делая экспресс-анализы, назначая необходимое амбулаторное лечение. 

То же самое может сделать врач скорой (неотложной) помощи, сохранившийся в качестве реликта на постсоветском пространстве. А на Западе неотложную помощь давно и всюду оказывают «парамедики» – наспех натасканные на несколько медицинских манипуляций санитары. 

И коечный фонд больниц с советских времен в большинстве случаев имел двойное назначение: часть палат, даже целых отделений в случае массового наплыва тяжелых инфекционных больных могли перепрофилироваться. Кислородные системы были подведены практически к каждой койке – задыхаться-то могут не только больные ковидом, но и сердечники, и астматики. 

Так что слова Ханса Клюге о возможности перевода коронавирусной инфекции в разряд «эндемии» в случае, если система здравоохранения справится, – это о чём-то другом, пока непонятном.

ВОЗ, наводя панику по всему миру, сделала все, чтобы представить обычное, в общем-то, заболевание смертельно-опасной угрозой. Да, если устроители всемирной паники решат, что их цели достигнуты, эпидемия «пойдет на убыль». Только будет ли? Ведь лучшая в мире система Семашко (названная по имени организатора здравоохранения в СССР Николая Александровича Семашко), смыслом которой было обеспечение всех граждан страны всеобщим и бесплатным медицинским обслуживанием при особом внимании к социальной гигиене и профилактике заболеваний, – эта система убита.

Юрий Носовский

promo mediclife april 15, 2017 11:59 2
Buy for 10 tokens
Промо для любого журнала от 10 жетонов! Вам у нас будет хорошо!

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.